Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

'ЧЕТЫРЕ': СОРОКИНСКАЯ ЖУТЬ В РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКЕ

09.12.04 14:46 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ЧЕТЫРЕ': СОРОКИНСКАЯ ЖУТЬ В РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКЕ

Пресс-показ фильма 'Четыре' (Россия, 2004, режиссер - Илья Хржановский, в ролях - Сергей Шнуров, Юрий Лагута, Константин Мурзенко, Марина, Ирина и Светлана Вовченко, Анатолий Адоскин) состоялся в Большом зале Федерального агентства по культуре и кинематографии 8 декабря.
Автором сценария 'Четырех' выступил Владимир Сорокин, и этим сказано если не все, то многое. Потому для оценки художественных достоинств фильма нужно, во-первых, иметь представление о г-не Сорокине как о литераторе, а во-вторых, обладать определенным словарным запасом, включающим в себя всевозможные 'когнитивности', 'конафобуляторности', 'ремифологизации', 'декомпенсации', 'реактивности' и т.д. Если такого запаса нет, можно взять в руки учебник по психиатрии и вперед - на прием к психопатологу Илье Хржановскому. Ведь его фильм от первого до последнего кадра является диагнозом. Причем диагнозом вовсе не режиссеру и сценаристу - они как раз действовали в рамках поставленной задачи, - а всей нашей жизни, особенно той ее части, что протекает за пределами МКАДа. Собственно, постановкой диагнозов и занялись создатели этой картины, и надо заметить, проделали это с большим успехом. Вот только вместо уютных белых халатов участковых терапевтов создатели обрядили себя в клеенчатые фартуки патологоанатомов и слой за слоем принялись препарировать нашу действительность - при этом, как водится, больше всего досталось российской глубинке. Центральное место на их столе заняла сюрреалистическая деревня, населенная уродливыми пьющими старухами, зарабатывающими на пропитание продажей кукол, слепленных из жеваного хлебного мякиша. По бокам расположились герои фильма - грудастая проститутка (Марина Вовченко), приехавшая в эту деревню на похороны сестры, встреченные ею перед поездкой настройщик роялей (Сергей Шнуров) и работник мясокомбината (Юрий Лагута). Антуражем для сего сакрального действа стали ободранные туши коров и свиней, стаи бродячих собак, огромные помойки, дома с выбитыми стеклами, заводские трубы, мотки колючей проволоки и непролазная осенняя грязь. Лейтмотивом же послужила излюбленная сорокинская 'теория заговора', а конкретней - тема клонирования людей, столь почитаемая в последнее время автором. При этом картина абсолютно лишена сюжета и, по сути, представляет собой набор страшноватых картинок и образов, связанных в одно целое исключительно фантазией и волей режиссера и сценариста. Картинок, местами настолько жутких и неприятных, что невольно отводишь взгляд от экрана. Двухчасовой фильм не дает зрителю ни малейшей передышки. Натуралистичное и неприглядное зрелище невольно наводит на крамольную мысль, что именно таким и должно быть настоящее искусство. Шокирующим и жутким.
Можно сколь угодно ругать создателей картины за вязкость и затянутость действия, за повторяемость месседжей и бессмысленность идеи, но одно неоспоримое достоинство у картины есть - она не оставит равнодушной. 'Четыре' - яркое, необычное, запоминающееся и раздражающее кино, и этого у него не отнять. Впрочем, я не сомневаюсь, что почитатели литературных талантов Владимира Сорокина будут от фильма в полном восторге. В этой картине скандальный писатель не просто узнаваем, он в ней весь, целиком и полностью. За счет этого достигается просто невероятный эффект передачи его, казалось бы, непередаваемых литературных образов в изображении. Тем же, кто от сорокинских произведений, мягко говоря, не в восторге, смотреть сие не рекомендуется - есть риск подавиться поп-корном.
Евгения Чайкина, InterMedia