Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

'ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ': ЧТО РУССКОМУ ХОРОШО, ТО НЕМЦУ СМЕРТЬ

02.12.04 17:08 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ': ЧТО РУССКОМУ ХОРОШО, ТО НЕМЦУ СМЕРТЬ

Премьерный показ картины 'Двенадцать стульев' (Германия-Украина, 2004, режиссер - Ульрике Оттингер, в ролях - Георгий Делиев, Геннадий Скарга, Борис Раев, Ольга Равицкая, Наталья Бузько, Оксана Бурлай, Алла Бродская) прошел в 'Доме клоунов' Георгия Делиева в Одессе 27 ноября. Всеми любимый роман Ильфа и Петрова уже не раз попадал в сферу интересов кинематографистов. Помимо известных экранизаций советского периода, существуют еще и старые немецкие, американские и даже кубинская версии фильма. Решение Ульрике Оттингер снять очередную версию 'Двенадцати стульев' вызвало волну интереса и споров. Дело не только в том, что фрау Оттингер иностранка: в мире кино она известна прежде всего своими вычурными и своеобразными фильмами, понять которые - дело почти безнадежное и неблагодарное. Как и любое произведение современного авангарда, картины Ульрике Оттингер - поток сознания самого автора, в котором каждый находит свой смысл и собственные параллели с действительностью.
Однако, взявшись за экранизацию культового советского романа, режиссер не пошла по своему обычному пути выворачивания мира наизнанку и, таким образом, создала один из своих наиболее адекватных и 'смотрибельных' фильмов. Уместить произведение, насыщенное связанными между собой сюжетными ходами, в одну серию не удавалось еще никому, а потому и односерийный фильм Оттингер получился черезвычайно длинным, что, несомненно, несколько замедлило темп произведения и сбило заданный режиссером ритм. Желание как можно более сократить время действия вылилось в монтажные накладки, нарушившие плавность хода картины в целом и сделали ее несколько тяжеловесной. Иностранному зрителю, незнакомому с литературной основой фильма, придется временами искать логику в действиях персонажей, а зрителю российскому - с досадой вспоминать легкость и ироничность первоисточника.
На роли главных героев режиссер задумала взять одесских актеров, которые внутренне наиболее тесно связаны с городом, где происходит основное действие фильма. Ее решение дать роль обаятельного мошенника Остапа клоуну Делиеву вряд ли можно назвать ошибкой, хотя Делиев не вышел в этой роли за рамки своего амплуа 'рыжего коверного' из 'Масок-шоу'. В футуристически пестром, нелепом костюме Георгий Делиев с абсолютным попаданием сыграл роль в задуманном режиссером гротескном плане - не талантливого ловкача времен НЭПа, а эдакого хитрована-дурачка, шута шекспировских трагедий, вынужденного прятать свой недюжинный ум и мудрость за личиной простака.
А вот Геннадий Скарга (Киса Воробьянинов), великолепный актер с мощной мхатовской закваской, все же не до конца смог уйти от образа уже однажды созданного Анатолием Папановым - дворянина-мямли, жертвы аристократического воспитания и политических преобразований, тихони со скрытым взрывным темпераментом. Похожа на свою предшественницу Наталью Крачковскую и Ольга Равицкая (Грицацуева) - роль сыграна ею безукоризненно, с немалой 'добавкой' малороссийского колорита и одесской самобытности.
Немало упреков со стороны российской критики пришлось выслушать режиссеру за то, что в картине в заметных ролях выступили непрофессиональные актеры, случайные люди, взломавшие стилистику фильма своим пугающим дилетантством. Этим Ульрике Оттингер сродни Кире Муратовой - как и она, Оттингер снимает кино не для широкой публики, а для 'подготовленного слоя интеллектуалов', способных оценить непростой взгляд художника на обыденность. Однако при всем том Ульрике Оттингер - типичный продукт западноевропейской культурной ментальности, а потому ее '12 стульев' - это не наш фильм, это картина изначально задуманная для европейского зрителя, и забыть об этом было бы большой ошибкой. Все бабушки в цветных платочках, все золотозубые провинциалы и манерные 'актеры с улицы' - часть режиссерского замысла и истинных представлений о нас на Западе. Нет сомнения в том, что Ульрике Оттингер, как многие представители так называемого 'авторского кино', прежде всего художник: красивые длинные планы в ее фильмах так похожи на картины, что за ними зачастую пропадает само действие как менее важное для автора. Как истинный живописец, Оттингер находит красивый фон, необычное пространство, в котором она строит свои странные и завораживающие мизансцены, к коим впоследствии привязывается определенное действо, не всегда логически исходящее из действа предыдущего. От этого принципа построения картины режиссер Ульрике Оттингер не отходит никогда, делая его своим фирменным знаком. В этом контексте фильм '12 стульев' выглядит вполне авторским и вполне немецким, с точностью до наоборот, оправдывающим знаменитую гоголевскую фразу 'Что русскому хорошо, то немцу - смерть'.
Дарья Евдочук, InterMedia