Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.02.2017
26.02.2017
25.02.2017
24.02.2017
23.02.2017
22.02.2017

ЧЕЧИЛИЯ БАРТОЛИ ВЫПОЛНИЛА ОБЕЩАНИЕ: НАЧАЛА ПЕТЬ ПО-РУССКИ

03.11.04 13:58 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЧЕЧИЛИЯ БАРТОЛИ ВЫПОЛНИЛА ОБЕЩАНИЕ: НАЧАЛА ПЕТЬ ПО-РУССКИ

Концерт итальянской певицы Чечилии Бартоли (меццо-сопрано) состоялся в Большом зале консерватории 2 ноября. Певица и ее аккомпаниатор Серджио Чиомей (фортепиано) выступили в рамках благотворительной программы НБФ 'Мир искусства' 'Звезды мира - детям'. На сцене все время концерта присутствовали дети: хор Академии хорового искусства п/у Виктора Попова и хор ЮНЕСКО, в котором поют дети с ограниченными возможностями здоровья.
Перед началом музыкальной программы на сцену вышел Святослав Бэлза и заявил, что пресса часто пишет, мол, в Россию зачастили звезды вчерашнего дня. 'А Чечилия Бартоли - звезда сегодняшнего и завтрашнего дня', - успокоил публику конферансье и добавил, что она получила пять 'Грэмми' не только 'за грамзаписи', но и каким-то образом 'за концертную деятельность'. Вскоре Бэлза пригласил на сцену организатора проекта, генерального директора НБФ 'Мир искусства' Владислава Тетерина, который сначала зачитал с бумажки небольшую восторженную речь, изобилующую эпитетами вроде 'сошествие Солнца на московскую землю', а потом сообщил, что концерт немного задержали, так как в БЗК не нашлось утюга, а потом его нашли, и примадонна гладила себе платье. Г-н Тетерин попытался все в тех же патетических выражениях рассказать московской аудитории о достижениях Бартоли и недавнем ее концерте в лондонском Barbican Center, где публика 'забывала о приличиях' (о нем шла речь на пресс-конференции - см. МУЗЫКА от 01.11.04). Но старания г-на Тетерина окончились полным фиаско: нетерпеливая галерка и чуть менее активный партер захлопали словоохотливого оратора, и ему ничего не оставалось, как пригласить звезду на сцену.
Чечилия вышла в роскошном ярко-зеленом платье (довольно хорошо отглаженном) из материала, похожего на атлас, и зал приветствовал ее бурными, а затем ритмичными аплодисментами и криками 'браво'. Однако не ей пришлось петь первой. Сначала хор Попова разыграл небольшую музыкальную сценку - 'Репетицию оркестра' В.А.Моцарта, а в коду ввернул слова 'Слава Бартоли прекрасной!', 'Чечилии Бартоли хвала!' и другие в том же духе. Растроганная певица поблагодарила хористов и приступила к исполнению музыкальных обязанностей.
В основной программе примадонна исполнила 18 произведений на итальянском, французском и испанском языках - это камерные миниатюры Джоаккино Россини, Винченцо Беллини, Гаэтано Доницетти (в первом отделении), Жоржа Бизе, Гектора Берлиоза, Лео Делиба, Полины Виардо (во втором). Каждое отделение замыкали оперные арии Россини: рондо Ангелины из 'Золушки' и ария из 'Зельмиры'. Вся композиция концерта была, очевидно, тщательнейшим образом продумана: чередовались совершенно разные по характеру, эмоциональной палитре, смысловому содержанию и вокальной технике песни. Присутствовали и квазинародные мелодии (неаполитанская песенка 'Me voglia fa na' casa' Доницетти, 'Canzonetta spagnola' Россини, испанская песня 'Les filles de Cardiz' Делиба, у нас известная, как 'Болеро' и др.), и любовная лирика ('Belta Crudele' Россини, 'Adeiux de l'hotesse arabe' Бизе), и совершено уникальные произведения. Звучали ариетты из вокальных циклов Беллини, песни из многочисленных сборников Россини, объединенных названием 'Грехи старости' - в частности, из 'Французского альбома' ('La Grande Coquette', 'L'orpheline du Tyrol'), из цикла 'Сдержанные пьесы' ('L'esule') и др. 'Самая темпераментная певица мира', как называют Чечилию Бартоли, действительно преподносила каждую композицию с большим артистизмом, чувствовалась детальная работа над произнесением и смысловым донесением буквально каждого поэтического слова. Нередко певица превращала песню в небольшую сценку: начинала метаться по сцене, если в тексте говорилось о поиске кого-то, убедительно перевоплощалась в кокетку или страдалицу, а в шутливой песне 'Божья коровка' Бизе ('La Coccinelle') изобразила пение насекомого, перейдя с академического вокала на уморительное детское пение в духе Клары Румяновой. Естественно, в песне о Тироле ('L'orpheline du Tyrol') Бартоли пришлось проделывать экзерсисы на широких скачках (подражая голосовым 'киксам' тирольцев), а песню 'Заида' Берлиоза (там речь идет о Гранаде) она спела под собственный аккомпанемент кастаньет.
Особенно проникновенно певица исполняла типичные белькантовые кантиленные вещи (вроде 'L'esule' Россини): там ее голос звучал наиболее естественно, и даже внезапная экзальтация не отражалась на техническом совершенстве, а в самых тихих эпизодах голос как будто очищался от избытков воздуха и потому в особенной степени проявлялся его роскошный тембр. Разумеется, нашлось в программе место для 'спортивных' произведений, в которых и проявилось ее хваленое колоратурное меццо. Например, в знаменитой арии из 'Золушки' Чечилии пришлось разгонять голос в сложнейших фиоритурах от 'ля-бемоль' малой до 'си' второй октавы, а в течение концерта неоднократно приходилось забираться и выше - например, в быстрой виртуозной 'Тарантелле' Бизе. От такого количества головокружительных вокальных пируэтов, сочетавшихся с выигрышными внешними данными артистки и ее высокой техникой, публика пришла в восторг, правда, 'приличий никто не позабыл', но стоячие овации устраивались неоднократно, зал сотрясался от множественных криков 'браво'.
Вняв настойчивым просьбам благодарной публики, Чечилия исполнила три 'забойные' вещицы на бис: знаменитую тарантеллу 'La Danza' Россини, неаполитанскую песню Эрнесто Де Куртиса 'Non ti scordar di me' (ее очень любят петь тенора из знаменитой троицы) и зажигательную 'Canto Negro' ныне живущего испанского композитора Ксавье Монтсальватже. А затем и хористы напомнили, что пришли не только слушать концерт. Роль хормейстера взял на себя Владислав Тетерин, и учащиеся Академии хорового искусства вместе с хором ЮНЕСКО под его руководством спели одно из самых известных духовных сочинений Сергея Рахманинова - 'Тебе поем', а Чечилия Бартоли солировала: вывела на русском языке партию сопрано, состоящую всего лишь из двукратного повторения фразы 'Боже наш', но требующую широкого дыхания, а потому большого мастерства. Таким образом, Чечилия Бартоли выполнила обещание, данное ею на пресс-конференции, - начать изучать русское искусство. Наконец, для вящей торжественности в заключение концерта Хор Попова спел итальянской гостье 'Многая лета'.
Татьяна Давыдова, InterMedia