Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016

'НАШЕСТВИЕ' В ЭММАУСЕ НАРОД ОЦЕНИЛ КАК 'САМОЕ П:ТОЕ'

09.08.04 14:25 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
'НАШЕСТВИЕ' В ЭММАУСЕ НАРОД ОЦЕНИЛ КАК 'САМОЕ П:ТОЕ'

Рок-фестиваль 'Нашествие', организованный радиостанцией 'Наше радио', прошел в Эммаусе 7 и 8 августа. Главное приключение лета для самых смелых любителей русского рока началось с посадки в электрички на Ленинградском вокзале. Веселые беззубые панки в майках не заявленного в программе 'Короля и шута', мрачные поклонники Валерия Кипелова и 'Арии', румяные толстушки со сделанными фломастером татуировками 'Я люблю Рому Зверя' в едином порыве атаковали вагоны с выходящими оттуда испуганными дачниками. Отход поезда ознаменовался дружным победным кличем, откупориванием 'чекушек' и нестройным хором из песен, ротируемых на любимой радиостанции.
Меломанов со всей страны на ближайшей от Эммауса станции Чуприяновка встречали необычно дружелюбные наряды милиции и вереница автобусов. Однако попасть к началу фестиваля, стартовавшему ровно в 11.00, удалось не каждому. Для того, чтобы пройти на зеленое эмаусское поле, требовался не один час. По этой причине группу 'Би-2', открывающую 'Нашествие' песней 'Революция' и полетом в голубое небо десятков белых шаров, увидели не все. С не самой благодарной миссией выступать первыми Лева и Шура справились на отлично. Под 'Последнего героя' и 'Полковнику никто не пишет' народ зажигал так, как будто фестиваль был в самом разгаре. Казалось, что остудить пыл разгоряченной толпы было не в состоянии уже ни что: ни брандспойты с водой, направленные на фан-зону, ни выход на сцену по-прибалтийски холодного Ренарса Кауперса. Но после дуэта 'Скользкие улицы' с 'Би-2' на площадке фестиваля после небольшого технического перерыва появились уже все остальные участники группы Brainstorm, и тут сет из пяти излишне лиричных песен на английском языке, никогда не звучавших по объективным причинам на волне 101.7 FM, сбил пыл развеселившихся уже не на шутку зрителей. 'Братан, давай по-русски', - кричали с VIP-трибун полуголые мужчины в синих касках, с прикрепленными на них пол-литровыми банками пива и трубочками. Взмокший Ренарс, как будто почувствовавший набирающую обороты апатичность толпы, наконец завершил свое выступление вещью 'Выходные', вернув фестивалю заданное Левой и Шурой бодрое настроение.
Следующая участница 'Нашествия-2004' Ольга Арефьева выступила в рамках сложившейся для дебютантов фестиваля традиции поражать избалованных зрителей визуальными эффектами. Все свои песни Ольга спела, параллельно жонглируя палочками на фоне и без того колоритной группы 'Ковчег'. Финальную песню 'Дорога в рай' она вообще исполнила в сумасшедшей шляпке с торчащими из нее помпонами. Вышедший затем Иван Демьян, представленный ди-джеями 'Нашего радио' 'инопланетным человеком', как будто принял эстафету от Арефьевой - блаженная улыбка, красная повязка со звездой на весь лоб и песня, начавшаяся с междометий: 'дай-дабы-дай'. Сет из композиций-катастроф вроде 'Я - любовь', 'Убегают-догоняют', 'Виват', был мало похож на тот триумф группы '7Б', которым ознаменовался ее дебют в Раменском в 2001 году.
Участники группы Gonja, новички рок-марафона, оказались жизнерадостными растаманами в дредах и цветных вязаных шапках. Изображая наркотический экстаз, жанровые последователи группы 'Пятница' играли регги, веселя многотысячное поле падениями на пол и криками 'Мама, как меня плющит'. Удивительно благосклонно зрители приняли еще одну молодую команду 'Каберне Денев', танцуя под 'Летчика' вместе с солисткой Таней Конфетой и барабанщиком Путиным, у которого в разгар сета 'сломался барабан'. На ура прошло выступление и молдавских гостей группы 'Гындул Мыцей', которые в противовес 'Гондже' выдвинули вместе с песней 'Ля Чокана' лозунг: 'Не покупай марихуану!' В следующем перерыве на сцену вышли, пожалуй, самые известные после Михаила Козырева сотрудники 'Нашего радио' Оля Максимова и Коля Маклауд. На их вопрос, 'кому хочется женщину, желательно симпатичную и чтоб послушать', Эммаус ответил нечленораздельным, но положительным ревом. На сцену вышла Мара. Девушка оказалась не робкого десятка, поддержав накал страстей облизыванием микрофона, оргазмическим вздохом, слышным за несколько километров от эпицентра событий, и песней 'Секс'. Еще одно шоу, отнюдь не веселое, сопровождало вещь 'Уходим', которую Мара пела с черной повязкой на глазах. Перед народом предстали также лишенные возможности видеть люди в белых балахонах, с щитами для стрельбы на груди и с плакатами, говорившими о том, что они жертвы терактов. Группа 'Кукрыниксы', новые песни которой были встречены вялыми телодвижениями людей в фан-зоне, больше поразили выхоленным видом Алексея Горшенева с готической прической, в расстегнутой рубашке, обнажающей бледную кожу и внушительный 'пивной' живот солиста.
'Заядлый геймер, заядлый футболист, заядлый Петкун', как представили лидера группы 'Танцы минус' ведущие 'Шизгара-шоу', вышел на сцену 'Нашествия' как раз в тот момент, когда с неба упали первые 'десять капель дождя'. Песню Слава, однако, запел другую, 'Из Ленинграда'. К последним ее аккордам поле представляло собой картину, мало уступающую лучшим кадрам из фильма 'Послезавтра'. Потоки воды с неба за пару минут сменились градинами размером даже не с горох, а с добрую фасолину, земля под ногами моментально превратилась в месиво из грязи и травы. Большая часть многотысячной толпы, не имея возможности спрятаться от разбушевавшейся стихии, стояла, закрывая головы руками. Солидная публика VIP-зоны, также моментально намокнув, забилась в узкое, низкое пространство под металлическими конструкциями трибун. Под козырьком палаток искали спасения вместе и воющий от страха английский коккер-спаниель с солдатом-срочником, и перепивший спонсорского напитка панк с ирокезом. Вячеслав Петкун, надо отдать должное его мужеству, не только не перестал петь, но и вышел под открытое небо по длинному подиуму, в который переходила сцена. Композицию 'Пароль', сопровождающую столь смелый поступок, лидер 'Танцев минус' исполнял уже в абсолютно мокрых белых штанах и футболке с жизнерадостными ромашками.
Из всего следующего отделения фестиваля, во время которого под все еще накрапывающий дождь играли молодые команды 'Сансара', 'Ломо', 'Люмен', 'Эпидемия' и 'Мертвые дельфины', внимание отжимающих одежду людей привлекли только последние - Артур Ацаламов в майке с флагом свободной Ичкерии во время песни 'На моей луне' поднялся на трапеции над сценой. 'Сплин' предстал пред глазами постепенно приходящей в себя публики в составе, урезанном до крайности, - Саша Васильев (гитара, вокал) и Яник (бэк-вокал, флейта). Несмотря на хмурый вид Александра, нервно делающего замечания после каждой песни звукорежиссерам, сет 'Сплина' с обязательными 'Феллини', 'Гандболом' и 'Новыми людьми' снова вернул фестиваль в нужное русло. Затем народ получил порцию хриплого панк-рока от энергичного Чачи и группы 'Наив' и возможность без особых потерь пойти пообедать во время выступления коллектива 'Небо здесь'.
Ажиотаж, который возник на поле, когда на фестивальную сцену вышел Рома Зверь, сложно поддается описанию. Целый час, выделенный в программе 'Нашествия' группе 'Звери', танцевало все поле. И без того самоуверенный солист коллектива, казалось, сейчас взорвется от гордости. Только настоящие панки, которых на поверку оказалось не так уж и много, не выдержав этого зрелища, ушли прыгать в образовавшиеся грязевые болота.
За 'Зверями' один за другим последовали хедлайнеры фестиваля, восторженный прием и поддержка зрителей которым были обеспечены на все сто: сначала Гарик Сукачев, метко охарактеризованный ведущими как воплощение 'плейбоя и сантехника', Валерий Кипелов, от 'Я свободен' которого, наверное, могли вылететь стекла близстоящих домов, безумно позитивный Владимир Шахрин со своим 'Оранжевым настроением'.
И, наконец, в самом финале появился 'Ленинград', закрывающий первый день фестиваля 'Нашествие' в Эммаусе. Организаторы не прогадали, поставив Сергея Шнурова последним в списке участников, - несмотря на усталость, холод и необходимость успеть на последнюю электричку уходить с поля никто и не собирался. Более того, несколько барышень из числа фанаток запрещенного в Москве коллектива, с радостью откликнулись на просьбу Михаила Козырева обнажиться по пояс. Продолжение поднятой на пресс-конференции темы 'розовых сисек' генеральный продюсер 'Нашего радио' объяснил желанием сделать Шнурову приятно.
А хитрый Шнур начал разогреваться, исполняя первые три песни 'Никого не жалко', 'Мамба' и 'Когда нет денег', благопристойно почесывая бородку и проглатывая редкие неприличные слова. Сделано это было не столько для души, сколько для телеэфира. Настоящее же веселье началось сразу после уступки цензуре - прыжки всей группы по площадке, Гарик Сукачев, исступленно бьющий в гигантский барабан, фейерверки, вызванная для исполнения песни 'Менеджер' девушка Наташа и, конечно, целый чемодан хитов 'Ленинграда', сопровождающийся радостной матерщиной, - 'Пидорасы', 'День рождения', 'Дача', 'Группа крови' и др.
Отзывы о первом дне фестиваля, которыми обменивались возвращающиеся в Москву глубокой ночью, немножко помятые зрители, несмотря на немалое число пережитых приключений, в целом были весьма и весьма положительными. Обсуждение прошедшего дня неизменно резюмировалось одной фразой, которую можно было услышать из уст самых разных людей: 'Это самое пи:тое 'Нашествие', на котором мы были'.
Елена Сыроватченко, InterMedia