Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

'НИНА': ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ - БРАЗИЛЬСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

28.06.04 19:19 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'НИНА': ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ - БРАЗИЛЬСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Пресс-показ фильма 'Нина' (Nina, Бразилия, 2004, режиссер - Эйтор Далия, в ролях - Гута Штрессер, Мириан Муниц, Жулиана Гальдино, Сабрина Грив) в рамках конкурса 'Перспективы' состоялся в Зале Федерального агентства по делам культуры и кинематографии 24 июня.
Юная художница Нина живет в большом городе. У нее нет работы, нет денег, а значит, и кушать нечего. Отвратительная старуха донна Эулалия, у которой Нина снимает комнату, - совершенно демоническое существо, - держит холодильник под замком, постоянно требует денег и другими способами старательно вызывает антипатию. Неудивительно, что девушка замышляет недоброе: минут через пятнадцать просмотра уже самому хочется убить домохозяйку. С каждой новой встречей и диалогом фантазия героини рисует картинки убийства: Нина убивает старуху ножом, Нина убивает старуху топором: И тут как озарение - вот оно! За приглушенными серыми тонами повествования начинаешь ловить знакомые мотивы. Картина смотрится как комикс (с удивительной экспрессивной черно-белой графикой - для выражения черных мыслей героини), где половина картинок - это сцены из 'Преступления и наказания', а другая половина - эпизоды из фильмов Линча, потерявшие цвет, но не убедительность: безумные психоделические физиономии, галлюцинации, толпы стариков в коридорах, сумасшествие. И ни одного привлекательного лица, если не считать смазливую проститутку - подружку Нины. Сначала считаешь аллюзии на Достоевского: донна Эулалия - та же старуха-процентщица, чья остервенелость для убедительности возведена в энную степень. Потом все ждешь, когда Нина либо сама прикончит эту тварь, либо придет студент-туберкулезник с топором, и тогда уж не поздоровится обеим. В общем, все сводится к первому варианту: пакет на голову - и до свидания, донна Эулалия, здравствуй, шизофрения.
Здесь не важно собственно действие, завораживает выразительность. Все то, что привлекательно в черно-белых фильмах: замершие на мгновение лица крупным планом, готически подведенные тушью глаза, отсутствие монологов и повествование загадками, - все это и создает редко где виданную атмосферу ленты. Имея представление о романе Достоевского, можно предвидеть развязку, но совершенно невозможно просчитать количество пробежек героини по городу в бессознательном состоянии и непонятном порыве. Эйтор Далия хоть и продемонстрировал знакомство с русской классикой, однако перенес главы северного романа на латиноамериканскую почву чересчур сумбурно, так и не создав самостоятельное произведение.
Павел Москов, InterMedia