Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016
05.12.2016

'ВРЕМЯ ЖАТВЫ': РУССКОЕ ПОЛЕ МАРИНЫ РАЗБЕЖКИНОЙ

28.06.04 15:33 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ВРЕМЯ ЖАТВЫ': РУССКОЕ ПОЛЕ МАРИНЫ РАЗБЕЖКИНОЙ

Пресс-показ фильма 'Время жатвы' (Россия, 2003, режиссер - Марина Разбежкина, в ролях - Людмила Моторная, Вячеслав Батраков) прошел в рамках конкурсной программы XXVI ММКФ в Центральном Доме кинематографиста 24 июня.
Этот фильм уже имеет свои результаты на фестивале: создатели получили ряд приглашений на зарубежные кинофорумы, что можно признать вполне закономерным. Стилистика ленты прекрасно подходит для современного фестивального кино Европы, представляя его российский вариант. Мастерски сделанная работа кинематографистов-'деревенщиков'. Конец 40-х годов прошлого века, нечерноземная равнинная Россия. Комбайнер Тоня живет с отвоевавшим мужем-инвалидом и двумя маленькими сыновьями, трудится в колхозе. Длинные, безумно красивые задумчивые панорамы среднерусской природы чередуются с долгими крупными планами былинок, колосков, деталей крестьянского быта и снятыми будто документальной камерой деревенскими сценками. Минимум действия и диалогов. Закадровый голос выросшего сына героини, рассказывающего о своем детстве. Тоня мечтала занять в соцсоревновании второе или третье место (за которые положено по отрезу сатина), но перестаралась - и заняла первое. За трудовой подвиг ей вручают переходящее красное знамя, которое в Тонином доме подъедают мышки, и бедная женщина вынуждена бороться за первое место вновь и вновь, опасаясь наказания за надругательство над коммунистической святыней. Знамя меж тем тает как шагреневая кожа, и с ним тают Тонины жизнь и семья. Наличие простой и трогательной, вместе с тем остроумной и вменяемой истории выгодно отличает этот фильм от прочего интеллектуально-минорного кино. Картина снята про женщину, женщиной и - в хорошем смысле - очень по-женски. Интеллигентным дамам с гуманитарным образованием она в основном и призвана понравиться. Огорчает лишь досадная неточность в самом конце. Закадровый голос указывает на фотографию сержанта Советской Армии в форме времен Карибского кризиса и утверждает, что это подросший сын Тони перед своей гибелью в Афганистане, куда он не мог попасть (в том числе - и в силу возраста). А ведь достаточно было указать местом гибели героя остров Даманский.
Борис Гришин, InterMedia