Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

"ИНАЯ ЛОЯЛЬНОСТЬ": ШПИОН, КОТОРЫЙ ВЕРНУЛСЯ В ХОЛОД

22.06.04 17:54 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ИНАЯ ЛОЯЛЬНОСТЬ": ШПИОН, КОТОРЫЙ ВЕРНУЛСЯ В ХОЛОД

Одна из самых парадоксальных и диких лент фестиваля. Сложно было представить себе то, что далеко не самые последние люди мирового кино - англичанин Руперт Эверетт и американка Шэрон Стоун - надрывно сыграют любовные страсти на фоне 'железного занавеса' в самом посредственном фильме последнего времени. Он - бывший британский секретный агент, перевербованный КГБ. Она - верная, преданная жена, в течение четырех лет не подозревающая о теневой стороне жизни супруга. Они обретают друг друга под палящим солнцем Бейрута, и, кажется, ничто не может помешать их любви. Когда он неожиданно исчезает, она ищет его повсюду, отказываясь верить суровой действительности. Найдя его в Москве, она искренне пытается примириться с социалистическим бытом и безуспешно пытается уговорить мужа вернуться обратно. Но он верит в коммунизм больше, чем в любовь и семью. Подобные сюжеты любит использовать знаменитый британский шпион-романист Джон Ле Карре, широко известный по давно ставшему классикой роману 'Шпион, который вернулся с холода', очень достойно экранизированному в 1965 году. 'Холодом' британская разведка называла шпионскую деятельность за 'железным занавесом'. Именно Ле Карре принадлежит авторство романа 'Русский дом', в экранизации которого в свое время сыграли Шон Коннери и Мишель Пфайффер. Но, в отличие от героя Эверетта, персонаж Коннери бросал родину ради любви к русской женщине. 'Иная лояльность' подразумевает иные перипетии судьбы и пытается говорить о внутренних призраках героев. По крайней мере, именно так обозначили смысл этого произведения режиссер Марек Каневска и Руперт Эверетт на пресс-конференции, посвященной фильму. Возможно, изначально так и планировалось. Или очень хотелось. Но поскольку в основу фильма положены реальные события, режиссер Каневска уделил слишком много времени сжатому почти документальному стилю, потеряв при этом ту составляющую, благодаря которой рождается настоящее кино. В результате получилось глупейший фильм с чудовищно прописанными диалогами и актерской игрой, достойной мексиканских сериалов с Вероникой Кастро. Единственное, что способно вызвать реальные человеческие эмоции, - это воссозданная Москва 60-х с храмом Христа Спасителя и очередями бедно одетых старушек, грустно стоящих в Ленинскую библиотеку.
Анастасия Белокурова, InterMedia