Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

"ПОЭТ": ИЗДЕВАЯСЬ НАД ТРИЛЛЕРОМ И ПУШКИНЫМ

22.06.04 17:32 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПОЭТ": ИЗДЕВАЯСЬ НАД ТРИЛЛЕРОМ И ПУШКИНЫМ

Пресс-показ фильма 'Поэт' (The Poet, Германия-Австрия-Великобритания, 2003, режиссер - Пол Хиллз, в ролях - Догрей Скотт, Лора Харринг, Юрген Прохнов, Эндрю Ли Поттс) состоялся в кинотеатре '35 мм' 22 июня.
Киллер Андрей (Дагрей Скотт) убивает фотографа Рика, находит при нем пару фотографий и приглашение на выставку. Убивец с душой поэта (Скотт) всегда тянулся к прекрасному, а тут такая возможность - он естественно посещает выставку, знакомится с сестрой убитого Паулой и влюбляется в нее. Паула отвечает взаимностью, пока не узнает, кто же все-таки застрелил ее брата: после недолгого выяснения отношений, он просит прощения и, как Брэд Питт на троянцев, бросается на полицейский кордон. Долго гадаешь, триллер ли это, или же криминальный боевик, или же драма с излишним психологизмом, затянутая и аляповатая. Ставка режиссером сделана не на экшн, а на переживания героев. Что неудивительно, вспоминая несостоятельность сюжетных линий. Страдалец номер один - сентиментальный стрелок Андрей - периодически пускает слезу и вращает широко раскрытыми глазами. В паузах между этими простыми движениями он убивает клиентов, нашептывая: 'Пора, мой друг, пора, покоя сердце просит'. Застывшая камера, концентрирующая внимание на неподвижных лицах актеров, напоминает работы Кима Ки-Дука. Тот же растерянный взгляд, та же предполагаемая душевная борьба, в которую не веришь. Только европейцам далеко до восточной эстетики и созерцания вездесущего космоса. А Догрей Скотт если на кого и похож, так скорее на Шварценеггера в 'Красной жаре'. Представьте, что последний, спотыкаясь, цитирует Пушкина, и картина будет полной. Европейцы, вообще-то говоря, известны лояльностью к нам, русским, поэтому просто удивительно столь американизированное изображение этой экзотической нации: Андрей просто зверь какой-то, грубый и не нежный, и дом его - пещера пещерой, и сознание - мрак. Еще большее откровение - это персонаж Харринг. Отдающаяся у оперного театра в духе героини 'Красных туфелек', она до смешного драматизирует фразы 'как человек может забрать жизнь у другого' и неискренне улыбается после кокетливых слез горя. Спасти этот фильм можно было только одним способом - если все немые сцены заменить на такие же нелепые шутки, получилась бы добротная комедия в духе 'Девяти ярдов', а на роль инспектора я бы посоветовал Лесли Нильсена, который глупые повороты сюжета и разговоры превращает в достоинства фильма.
Павел Москов, InterMedia