Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

'ТОРМОЗ': ПРОФЕССИЯ - НЕУДАЧНИК

21.06.04 15:16 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ТОРМОЗ': ПРОФЕССИЯ - НЕУДАЧНИК

Премьера фильма 'Тормоз' (Cooler, США, 2003, режиссер - Уэйн Крамер, в ролях - Уильям Холл Мэйси, Алек Болдуин, Мария Белло, Шон Хатоси, Рон Ливингстон) состоялась 18 июня в Центральном Доме кинематографиста в рамках XXVI ММКФ.
"Тормоз" в терминологии игорного бизнеса - это работник казино, который не дает везунчикам сорвать слишком большой куш, законченный неудачник, отпугивающий Фортуну. Стоит "тормозу" подойти к столику, где постоянно выигрывает не в меру удачливый игрок, как его везение тут же опускается ниже нуля: недавний счастливчик в считанные минуты остается гол и бос. Берни Лутц (Уильям Х.Мэйси) - как раз такой совершенный неудачник - долгие годы отрабатывает в лас-вегасском игорном доме 'Шангри-Ла' деньги, которые он задолжал боссу казино Шелли (Алек Болдуин). Дабы Лутц не осуществил свою мечту - отдать деньги и уехать из Лас-Вегаса, - Шелли платит официантке Натали (Мария Белло), чтобы та спала с "тормозом". Но профессиональный неудачник и официантка неожиданно влюбляются друг в друга, и осчастливленный Берни резко перестраивается: все посетители казино вдруг начинают без остановки выигрывать.
По концепции "Тормоз" очень напоминает прошедший на XXV ММКФ испанский фильм 'Intacto'. И тут, и там удача представляется некоей вещественной субстанцией, безотказно действующей на ее обладателя и окружающих. Удачу можно привлекать, ее можно отгонять. Только в "Тормозе", наоборот, речь идет о неудаче. Единственное, на что не распространяется невезение Берни, - это игра шулеров. А в остальном, даже вне стен казино, Берни преследует рок: он из тех людей, что обязательно поскользнутся на шкурке банана. Нелепые постельные сцены с участием закомплексованного Мистера-неудачника и весьма сексапильной героини Марии Белло напоминают любовную линию в "Мире призраков": здесь тоже любовь между двумя не подходящими друг другу людьми возникает именно вопреки их природе. А меланхоличные мечтания героев уехать из Лас-Вегаса 'туда, где хотя бы есть день и ночь', разбивающиеся о стену непонимания и алчности игорных заправил, заставляют вспомнить драмы вроде 'Покидая Лас-Вегас'. Однако в целом "Тормоз" оптимистичен, его главные герои - из тех, что получают все, когда им ничего не надо, кроме свободы.
Одновременно с романтической драмой о любви заблудших душ и ироничной комедией о природе удачи в фильме лейтмотивом пролегает история о "тех, кто наверху" в игорном бизнесе, восходящая к "Казино" Мартина Скорсезе. Управляющий 'Шангри-Ла' Шелли Каплоу (играющий его Алек Болдуин на последней церемонии вручения "Оскаров" был номинирован на приз за лучшую мужскую роль второго плана), импозантный и суровый, всегда на страже доходов своего заведения и без колебаний переступает через человеческие судьбы и даже жизни, почуяв прибыль. Но вместе с тем он - приверженец "старой школы" и ярый поборник чести. Именно бесчувственный Шелли, по выражению Берни, главный неудачник, для которого весь мир - это его казино, хрупкая иллюзия благополучия, по ходу фильма испытывает нравственный надлом и умирает чудовищем, обретшим благородное сердце. В столкновении с магнатами-новаторами, желающими построить "дворец мечты", где "удача" посетителей будет распределяться тонко настроенными автоматами, Шелли до конца остается верен чести и "старой школе", как капитан тонущего корабля. Конечные титры фильма сопровождаются документальными кадрами сноса в прошлом процветавших казино, а бизнес-махина, подмявшая под себя "старую школу", все равно проигрывает живой, по-набоковски творческой силе вечных неудачников.
Исполнитель главной роли Уильям Х.Мэйси как-то заметил в интервью, что, по его наблюдениям, в то время как европейские зрители отмечали тонкую актерскую игру (особо стоит отметить небольшую роль звезды сериала "Клан Сопрано" Артура Джея Наскареллы), сюжетные фокусы с везением и поднятые в фильме вопросы чести и новаторства, американцев впечатляли лишь соблазнительные формы Марии Белло. Российский зритель, надо полагать, ближе к Европе и с удовольствием оценит потенциал фильма. Если не брать в расчет сбивчивого ритма, идеализированных эмоций и общей непритязательности картины, перед нами - замечательный образец американского независимого кино, немного старомодный, чем и хорош.
Игорь Веселов, InterMedia