Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

01.12.2016

ТАРАНТИНО ПРИГЛАСИЛИ В ГРУЗИЮ И ПРЕДЛОЖИЛИ СНЯТЬ МЕЛОДРАМУ

18.06.04 18:33 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ТАРАНТИНО ПРИГЛАСИЛИ В ГРУЗИЮ И ПРЕДЛОЖИЛИ СНЯТЬ МЕЛОДРАМУ

Пресс-конференция создателей фильма 'Убить Билла. Часть 2' состоялась 18 июня в пресс-центре ММКФ в Доме кино. В центре внимания находился самый ожидаемый гость фестиваля - режиссер картины Квентин Тарантино, приехавший 16 июня в Москву, чтобы самолично представить на открытии фестиваля свой последний фильм. Вместе с 'мистером Q' на вопросы журналистов отвечали продюсер всех картин Тарантино Лоуренс Бендер и исполнитель роли Билла Дэвид Кэррадайн. Журналисты, накануне посмотревшие заключительную часть 'Убить Билла' и весьма впечатленные фильмом, высказывали Квентину комплименты. Обозреватели, накопившие много вопросов для своего любимца, касались всего творчества Тарантино. Рефреном повторялся вопрос о насилии в его работах: 'Что для Квентина жестокость: форма протеста и самовыражения, творческий метод, способ видения реальности или синоним любви?' Тарантино отвечал пространно: 'Я работаю с жанровым кино, и с колыбели кинематографа одним из основных жанров стал боевик. Так что жестокость - одно из законных выразительных средств в кино. Томас Эдисон изобрел камеру, чтобы снимать две вещи: любовь и убийство. Я смотрю множество фильмов, вижу там немало впечатляющих жестоких моментов и нередко воспроизвожу в своих работах: Я не согласен с утверждением, что ненависть - чувство, синонимичное любви: ненависть может быть движущей силой, а месть - темой эпического повествования'. Одновременно журналисты обратили внимание на проявившийся в конце 'Убить Билла' противоположный мести мотив - любовь. Заядлые исследователи творчества Тарантино обратили внимание, что конец у ленты совсем не тарантиновский: актеры играют убедительно, показывают настоящие, неподдельные, сильные чувства. На вопрос, не хочется ли режиссеру отойти от своей фирменной манеры и снять, скажем, мелодраму, Тарантино с иронией ответил, что и в прошлых фильмах, например, в 'Бешеных псах' или в 'Настоящей любви', к которой он писал сценарий, была вполне убедительная любовная линия, и, делая сентиментальную концовку в 'Убить Билла', он 'лавировал' в рамках своего стиля, нисколько не отступая от него. Дэвид Кэррадайн добавил к этому, что 'Убить Билла', так же как 'Настоящая любовь', заканчивается идиллически. Быть может, это еще один режиссерский ребус. У Тарантино даже спросили, как бы он чувствовал себя, будь Беатрис, героиня Умы Турман, его невестой. 'То есть если бы я был Биллом? - переспросил режиссер. - Но ведь я и был в каком-то смысле Биллом, когда писал сценарий'. 'Одновременно мне приходилось быть и Невестой, чтобы прочувствовать историю, которую я рассказал. Нужно было очень быстро переключаться с любви на ненависть и обратно, иногда я не успевал, и эти чувства смешивались', - окончательно запутал режиссеров эксцентричный Квентин.
Второй темой пресс-конференции стал сам визит 'мистера Q' в Москву. Известно, что 17 июня Тарантино был во МХАТе им. Чехова, где заходил в гримерную Станиславского. К слову, Дэвид Кэррадайн заметил, что американское кино с 1947 года ориентируется на систему Станиславского. Дэвид же придерживается системы другого театрального режиссера - Андрея Бориславского - и всегда возит с собой его книгу 'Шесть уроков актерского мастерства', дарит ее многим друзьям и хотел бы подарить Квентину. А Станиславского он меньше любит, поскольку 'его книги слишком большие, а тут - всего шесть уроков'. Квентин Тарантино также успел посетить экспозицию Музея кино. 'Это потрясающе! - воскликнул режиссер. - Одно дело - смотреть старые русские фильмы, и совсем другое - увидеть камеру Эйзенштейна или костюмы для 'Ивана Грозного'. Это как прикоснуться к совершенно другой реальности'. Тарантино не исключил, что теперь в нем проснется любовь к русскому кино, потому как 'нужен толчок, чтобы среди богатства библиотеки или синематеки начать интересоваться чем-то одним'. Кроме того, едва сойдя с трапа самолета, режиссер объявил о намерении посетить могилу Бориса Пастернака. Тарантино своеобразно мотивировал это намерение: 'У вас, русских, совершенно особенное отношение к поэтам. Ни в Америке, ни в Англии не ставят им памятников. Нет статуй Джона Китса или Теннесси Уильямса. Здесь же каждому известному поэту ставят памятник. А Пастернак - мой любимый'. Тема международных коммуникаций также не была забыта. Помимо предложения грузинского журналиста съездить в неспокойную Грузию на поиски материала для нового фильма, был озвучен тенденциозный вопрос: почему же Тарантино так популярен в России? Ответом на него Лоуренс Бендер, большую часть времени сохранявший молчание, подвел итог пресс-конференции: 'Дело тут не в жестокости, совпадении с национальными чертами или фирменном почерке, который можно долго разбирать. Просто Тарантино - это совершенный зритель, концентрированное удовольствие от кино. А удовольствие от кино получает каждый из нас'.
Игорь Веселов, InterMedia