Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

ЗДРАВСТВУЙ, НОЧЬ КРАСНЫХ ХИМЕР

04.06.04 19:04 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
ЗДРАВСТВУЙ, НОЧЬ КРАСНЫХ ХИМЕР

Пресс-показ фильма 'Здравствуй, ночь' (Buongiorno, notte, Италия, 2003, режиссер - Марко Беллоккио, в ролях - Луиджи Ло Кашио, Майя Санса, Роберто Херлицка, Пьер Джорджо Беллоккио, Джованни Кальканьо) состоялся в кинотеатре 'Ролан' 3 июля.
'Здравствуй, ночь' - экспрессивная политизированная картина, в которой с разных точек зрения излагается трагедия, 26 лет назад потрясшая Италию. 16 марта 1978 года премьер-министр Италии и лидер партии Христианских демократов Альдо Моро (Роберто Херлицка) по пути на парламентские дебаты был похищен боевиками 'Красных бригад'. Продержав премьера в плену два месяца и не добившись от правительства освобождения 16 заключенных членов 'Красных бригад', 9 мая террористы убили Моро в предместьях Рима.
Режиссер Марко Беллоккио, в свои 63 года вполне считающийся на родине живым классиком, рассказывает трагическую историю с разных точек зрения. Террористы, похитившие Моро, в миру оказываются простыми рабочими в пиджаках а-ля Beatles, существами фанатичными, но довольно трусливыми. Вместо молитвы перед ужином они произносят громогласное 'вся власть - пролетариям!', до хрипоты спорят о грядущей революции, однако вместе со своим заложником ютятся в затхлой каморке, каждую секунду опасаясь визита полиции. Плененный Моро вынужден писать пламенные письма правительству, церкви и родным с просьбой пойти на уступки похитителям, хладнокровно встречает их упреки в угнетении пролетариата и с достоинством ждет участи, которую ему вынесут воинственные коммунисты на импровизированном 'суде'. Молодая красавица Кьяра (Майя Санса), самая молодая активистка 'Красных бригад' и единственное существо женского пола в команде террористов, украдкой подглядывает, как старшие товарищи допрашивают Моро, и постепенно проникается симпатией к нему. Реплики христианского демократа в спорах с 'красными' товарищами пробуждают в Кьяре память о боровшихся с фашизмом партизанах, которые были для нее героями детства. Раздираемая привитыми с детства идеалами и притягательной силой, излучаемой Моро и его речами, девушка начинает сомневаться в правоте своих соратников и незыблемости их политической программы.
Беллоккио, хотя и уважаемый кинематографист, имел несчастье стать символом обмельчания итальянского кинематографа нового тысячелетия. Дело в том, что именно ему в последние годы выпадала честь представлять Италию на видных международных кинофестивалях (на Каннском фестивале в 2000 году был показан его фильм 'Кормилица', в 2002 году там же демонстрировалась лента 'Урок закона божьего'). При том что на родине Беллоккио собирает практически все возможные награды, с мировых церемоний он уже который год уезжает ни с чем. Участие же рецензируемой ленты в конкурсе минувшего Венецианского кинофестиваля едва не обернулось международным скандалом. Фильм Беллоккио был явным фаворитом среди претендентов на 'Золотого Льва', особенно если учесть, как итальянское жюри истосковалось по триумфу национального кинематографа. Так бы оно наверняка и случилось, не шокируй так россиянин Андрей Звягинцев жюри и зрителей своим 'Возвращением'. Окрещенный 'возвращением Тарковского' фильм получил сразу два главных приза, а Беллоккио пришлось довольствоваться утешительными. Нация пришла в изумление, влиятельная газета Carriere de la Sierra устроила форменную истерику - словом, картина о попытке революции наделала много политического шума своим поражением.
Если 'Возвращение' покорило жюри именно своим вызывающим синефильством, то 'Здравствуй, ночь' страдает от недостатка кинематографичности. Все здесь оформлено как политический трактат, пламенные диалоги героев занимают с половину экранного времени, а изобразительные средства (смешение в саундтреке классики и задорного психоделического рока, статичная плакатная картинка, навязчивый информационный фон из звучащих на заднем плане программ новостей и агрессивный цветовой контраст) - главным образом, мощный концепт, в который заворачиваются политические идеи. Беллоккио убедительно и последовательно развенчивает фанатизм террористов, добиваясь этого незамысловатыми средствами. Чередующиеся врезки из фашистских и сталинских кинохроник - прием сомнительный, как писал в свое время Вим Вендерс. С другой стороны, Беллоккио сам не скатывается в фанатизм. У него нет однобоких и ходульных персонажей, нет окончательной правды. Моро, за которым зритель вместе с Кьярой наблюдает через замочную скважину, может оказаться злым гением, а может - святым. Может погибнуть, как и решила история, а может спастись. Но последнее - уже сны. Сны, которые вот уже лет пятьдесят видит Европа.
Игорь Веселов, InterMedia