Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

ЗАРЯД "СТАТИЧЕСКОГО" ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

01.06.04 17:18 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЗАРЯД "СТАТИЧЕСКОГО" ЭЛЕКТРИЧЕСТВА

Ретроспектива фильмов Жака Тати прошла 28-29 мая в Большом зале Центрального дома литераторов. В рамках акции было показано шесть полнометражных фильмов режиссера и три короткометражных, а также фильм дочери Жака, Софи Татищефф, "Барная стойка"/Le comptoir. Тати, француза русского происхождения, называют королем комедии абсурда, а его фильмы стали классикой бурлеска, вошедшей в учебники киноискусства. Интересно, что Тати пришел в кино окольными путями. В детстве, путешествуя по Англии и Франции, он увлекался разнообразными видами спорта, профессионально играл в регби. Тогда же он почувствовал в себе актерский талант и стал выступать с пантомимами - сначала в кругу друзей, а потом перед широкой публикой за деньги. Пробившись на сцену, он с 1934 года стал снимать и короткометражные фильмы (первая лента, "Требуется здоровяк", оказалась полным провалом). Режиссером "большого кино" он оказался совершенно случайно: в 1947 году перед съемками короткометражки "Школы почтальонов"/L'ecole des facteur заболел Рене Клеман, и режиссерское кресло доверили сыгравшему там главную роль Жаку Тати. Этот фильм он считает своим настоящим кинематографическим дебютом.
В следующем фильме - "Каникулы господина Юло" (Les vacances de M. Hulot, 1953) - впервые появился персонаж, ставший знаковым для Тати, - мсье Юло. Сутулый недотепа в шляпе и с зонтиком в руке, ставший также главным героем фильмов "Мой дядюшка" (Mon oncle, 1958) и "Время развлечений" (Playtime, 1967), суетливо перебегает из одной декорации в другую, по дороге встречая целую галерею гротескных образов. Вместе с тем, в этих фарсовых комедиях с обилием массовых сцен нет центральных героев, мсье Юло - лишь сторонний наблюдатель, бесшумно проходящий мимо разыгрывающихся вокруг сцен людской глупости. Тати создал узнаваемый стиль своих фильмов, где роль диалогов сведена к минимуму, а львиная доля шуток приходится на визуальные гэги. На это уповали организаторы ретроспективы перед самым ожидаемым показом - премьерой "Времени развлечений"/Playtime.
На сеансе был переаншлаг, некоторым зрителям пришлось сидеть прямо на полу, многим не хватило наушников, через которые осуществлялся перевод. Посему, говорили организаторы, фильм можно смотреть, не зная французского. Действительно, Тати часто сравнивают с мастерами немого кино - Бастером Китоном и Чарли Чаплином. Необязательность речевой коммуникации - прямой признак хорошего владения киноязыком. Однако все два часа, что длится "Время развлечений", звук то услаждает зрителя изысканным музыкальным сопровождением, то сливается в единую какофонию большого города. Индустриальный Париж начала семидесятых - вот подлинный герой фильма. Прибывая в аэропорт Орли вместе с группой американских туристов, мсье Юло проходит по проспектам, улочкам и небоскребов этого странного, составленного из оцинкованных механизмов и бетонных громад, футуристического мегаполиса. Тати намеренно снимает общими планами, не выделяя отдельных актеров, но ставя сцены с множеством действующих лиц, чье одновременное движение создает неповторимую ритмику. Еще одна отличительная черта работ Тати - статичность камеры - создает ощущение стойкости, реальности этого сюрреалистического мира. Снятая на 70-миллиметровую пленку, с каждым показом картина вновь изумляет зрителей (московским зрителям пришлось чуть хуже, ведь им привезли обычную 35-миллиметровую копию).
С обитающими в нем людьми Париж общается на интернациональном языке ослепительного благополучия и технического прогресса. Видимо, об этом говорил Франсуа Трюффо, после просмотра назвав картину "самым великим фильмом всех времен и первым марсианским фильмом". Действие во "Времени развлечений" подчинено лишь малопонятным внутренним законам фарса, и комичность происходящего достигает апогея в ключевой сцене открытия роскошного ресторана, перерастающего в буржуазную оргию. Вместе с тем, фильм оставляет впечатление многоплановости, и за безудержным весельем скрывается остроумная социальная сатира. Фильм не случайно назван по-английски: особое внимание автор здесь уделяет американскому образу жизни, навязанному всему миру. "Люди теперь живут в "билдингах", ставят машины в "паркингах", едят "снэк", делают покупки в "драгсторах" или в "супермаркетах". 'Плей' - это игра, 'тайм' - время. Надеюсь, что слово "плейтайм" когда-нибудь войдет во французский словарь", - комментировал свой фильм Жак Тати. По крайней мере, в мировой кинословарь оно, безусловно, уже вошло.
Игорь Веселов, InterMedia