Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

АЛЕКСЕЙ РАТМАНСКИЙ ВОЗРОЖДАЕТ СЛАВУ БАЛЕТА ГАБТА

16.04.03 17:39 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
АЛЕКСЕЙ РАТМАНСКИЙ ВОЗРОЖДАЕТ СЛАВУ БАЛЕТА ГАБТА

Генеральный прогон балета 'Светлый ручей' Дмитрия Шостаковича прошел на Новой сцене ГАБТа 16 апреля. Балет поставил хореограф Алексей Ратманский, музыкальное руководство осуществил Павел Сорокин. Главные партии исполнили Мария Александрова (классическая танцовщица), Сергей Филин (классический танцовщик), Инна Петрова (Зина), Юрий Клевцов (Петр). Действие балета, написанного в 1935 году, происходит в колхозе после сбора урожая - приехавшие в составе концертной бригады танцовщики принимают участие в празднике, устраивая переполох с розыгрышами и переодеваниями. Лирическая комедия ситуаций, перенесенная в советский колхоз, - такова основа балета. И Алексей Ратманский блестяще справился с задачей, создав спектакль, полный живого юмора, очищенный от политического подтекста и совершенно естественно ложащийся на музыку Шостаковича. Советские атрибуты в балете присутствовали, но никоим образом не отсылали к конкретным историческим реалиям: пшеничные скирды, колосья, гигантские огурцы, груши, тыквы и арбузы, декорации, изображающие плодовые деревья, не несли идеологической нагрузки, а радостно отплясывающие работницы, трактористы, бригады казаков и кавказцев лишь создавали колоритный фон к основной интриге.
Приверженности к классическому балету авторы не проявили: костюмы соответствовали идиллическому представлению о моде 30-х годов - как городской (классический танцовщик предстал в моднейшем костюме автомобилиста, танцовщица - в легком платьице с воротничком-матроской), так и деревенской (цветастые ситцевые платья пейзанок, рубаха навыпуск и картуз у деревенского 'инспектора по качеству' Гаврилыча). От неуместных в колхозе балетных пачек у женщин и трико у мужчин авторы отказались. В хореографии Ратманский соединил особенности народных танцев в том виде, в каком они дошли до современности из фильмов 30-х годов, пародию на классику (во втором акте классический танцовщик является на свидание к дачнику, переодетый в наряд классической танцовщицы), пародию на сложившиеся балетные амплуа (старая дачница, идя на свидание к классическому танцовщику, наряжается a la Кармен, в музыке Шостакович, подразумевая данный образ, использует жанр хабанеры и несколько цитат из оперы Бизе), а также современную, не всегда балетную пластику (танец шести колхозниц более всего напоминал композицию из синхронного плавания). Гармоничности спектакля немало способствовало сохранение авторских музыкальных темпов и отсутствие статических эпизодов: продуманные до мелочей движения и действия танцовщиков соответствовали музыкальной драматургии, в основе которой - короткие контрастные номера. Гениальная музыка в прекрасном исполнении, новаторская талантливая хореография, увлеченность артистов и общий чуть ностальгически-ироничный тон спектакля - все это заставило вспомнить о лучших временах балета ГАБТа, давно не радовавшего поклонников столь высококлассным зрелищем.
Елена Чишковская, InterMedia