Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

"ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК" В СТИЛЕ ФЭНТЕЗИ С МЕТЛОЙ НАПЕРЕВЕС

08.04.03 16:50 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
"ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК" В СТИЛЕ ФЭНТЕЗИ С МЕТЛОЙ НАПЕРЕВЕС

Премьера оперы "Золотой петушок" Н.А.Римского-Корсакова прошла в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко 6 апреля. Постановку осуществил Александр Титель, в роли музыкального руководителя дебютировал молодой дирижер Феликс Коробов. В спектакле приняли участие: Леонид Зимненко (Царь Додон), Хибла Герзмава (Шемаханская царица), Наталья Горелик-Оленина (ключница Амелфа), Сергей Балашов (Звездочет) и др.
Задолго до премьеры режиссер-постановщик обещал создать "спектакль настолько сказочный, насколько это позволяет сегодняшнее время". Упоминание о современности, как оказалось, было не случайным: реалистические сцены в тереме Царя Додона Александр Титель облек в гротескную форму современных представлений о дореволюционном времени (боярская дума подозрительно смахивала на скопище московских дворников, Додон - на городового и т.д.). Символом додонова царства стали метлы - ими бояре забрасывали воеводу, их использовали в качестве копий, даже стреляли метлами из пушки в непонятный шалаш. Метлы же по ходу действия изображали то символ царской власти (украшение трона), то рощицу, то камыши.
Фантастические сцены второго действия (шалаш Шемаханской царицы) отдаленно напоминали фильмы в стиле фэнтези (с поправкой на возможности театральной техники). Царица явилась зрителям в образе гидры, туловище которой (труба, очень похожая на тобогган в аквапарке) парило в воздухе, а основание крепилось на земле. Певица находилась в самом верху трубы. Второе явление Царицы было еще более невиданным: на стилизованных под китайскую пагоду качелях сидело амебообразное существо (колышущийся и беспрестанно меняющий формы белый куль из эластичной ткани венчала неподвижная голова все той же Хиблы Герзмавы в блестящей шапочке). В третьем действии метлы и фантастика объединились: в кульминации белый куль распался аж на четырех блестящих девиц, разбежавшихся в разные стороны, сцена, усыпанная метлами, опустела, а "загоревшийся" стог сена (бутафорское сено, конечно, не горело, а просто дымилось) вышли "тушить" вполне правдоподобные "пожарные".
В музыкальном отношении спектакль получился достаточно динамичным и цельным. Несколько неожиданным был выбор Хиблы Герзмавы для исполнения главной женской партии: обладательница чистого лирического сопрано как могла справлялась с колоратурами фантастической дивы, иногда убедительно, чаще - выбиваясь из сценического образа. Леонид Зимненко (Додон) сатирой не злоупотреблял, пел весьма традиционно и ничем особым в спектакле не отличился. Партию Петушка режиссер доверил певице Аэлите Вознесенской и звукорежиссерам: клич Петушка раздавался из висящих над сценой колонок. Отказали колонки всего один раз, более никакие происшествия спектакль не омрачили.