Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

"NOTRE DAME DE PARIS"-2: ВЕРСИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

19.02.03 19:03 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
"NOTRE DAME DE PARIS"-2: ВЕРСИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Премьерные спектакли балета Ролана Пети "Собор парижской Богоматери" на музыку Мориса Жарра прошли в ГАБТе 15, 16 и 18 февраля. В спектакле 18 февраля были заняты солисты балета Дмитрий Белоголовцев (Квазимодо), Анна Антоничева (Эсмеральда), Ян Годовский (Фролло), Александр Волчков (Феб). Оркестром дирижировал Павел Клиничев.
Спектакль мыслился руководством Большого как продолжение линии современных постановок в Большом. После "Пиковой дамы" и "Пассакалии" был избран один из самых звездных балетов Ролана Пети, рассчитанный на лучших танцовщиков труппы. Однако случилось то, что уже обеспечило фиаско многим недавним премьерам Большого: в поиске новых форм и решений не были учтены, казалось бы, очевидные вещи, не замедлившие заявить о себе на премьере.
Во-первых, выбор спектакля, которому уже 38 лет, с установкой на современность увязывается плохо, но даже к тому, что было современным танцем в середине прошлого столетия, балет ГАБТа оказался во многом не готов. Довольно сложная, особенно в постановке массовых сцен, хореография Ролана Пети изобиловала выразительными движениями и жестами, в выполнении которых важна резкость, отчетливость и полнейшая синхронность. При том, что многие из этих движений уже давно стали частью разминки для любителей аэробики, кордебалет Большого, видимо, столкнулся с ними впервые, а возможно, просто не смог перестроиться с классических па на гимнастический танец. Во-вторых, музыка Мориса Жарра, в отличие от ставшей классикой хореографии, в список лучших сочинений ХХ столетия явно не вошла: то, что, возможно, было новым словом в музыке середины 60-х, сегодня слушается тяжело: прекрасно выстроенная музыкальная драматургия, в том числе тембровая (тема Фролло - орган, Квазимодо - контрафагот, Эсмеральда - флейта и арфа), к сожалению, не может заменить ярких запоминающихся мелодий. Их в музыке балета просто нет, что невольно заставляет многих слушателей с ностальгией вспоминать напичканный сладостными песенками мюзикл-тезку. Таким образом, ни труппа, ни оркестр по-настоящему блеснуть в постановке не могли в силу объективных причин: балет - потому что оказался не готов к массовым сценам с современной хореографией, оркестр - потому что музыка к тому не располагала (отличились только солисты, на долю коих выпали достаточно сложные лейтмотивы).
Спектакль спасли интересная и необычная для Большого сценография (с использованием двухуровневой сцены), костюмы (от Ива Сен-Лорана) и, безусловно, солисты. Квазимодо в исполнении Дмитрия Белоголовцева получился, пожалуй, излишне мягким. Танцовщик не продемонстрировал рельефности и знаменитой "гротескности", заложенной в роль хореографом, заменив ее типично русской "красотой души", выразившейся в плавности и какой-то трогательной исступленности всех движений. Александр Волчков, для которого роль Феба стала дебютом, показал себя в выигрышном свете: молодой танцовщик удачно исполнил наиболее классическую партию балета, выполнив главную задачу - заявить о себе миру. Самым убедительным персонажем балета оказался Клод Фролло в исполнении Яна Годовского: он сумел мастерски воплотить заложенный в партии внутренний драматический конфликт, став, по сути, центральной фигурой балета.
Елена Чишковская, InterMedia