Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

РЫБАРЕВ ПРИКОВАН К СТАРОМУ СЦЕНАРИЮ

07.05.02 18:41 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
РЫБАРЕВ ПРИКОВАН К СТАРОМУ СЦЕНАРИЮ

Премьера фильма «Прикованный» («Ленфильм», «Беларусьфильм», 2002, продюсер - Виктор Сергеев, режиссер - Валерий Рыбарев, в ролях - Владимир Гостюхин, Алла Клюка, Татьяна Титова, Татьяна Кулиш) состоялась в петербургском Доме кино 30 апреля. Предваряя показ, Валерий Рыбарев («Свидетель», «Меня зовут Арлекино») сказал, что благодарен Виктору Сергееву за то, что «он вынул меня из тупика, из изоляции, в которой десять лет пребывает белорусский кинематограф. Кино было для нас убежищем. Время взломало его - и в этом шуме стали не слышны наши шепоты. В нем нет места для человеческой боли и страданий, оно несется весело и легкомысленно. Можно поменять экономическую и политическую системы, можно отказаться от традиций, как отказалась от них наша несчастная родина. Однако сердце - неизменно. Взгляд человека все равно направлен внутрь себя. Человек никогда не предаст себя и будет стремиться из этого материального мира в более возвышенный. А кинематограф всегда будет выражать чьи-то личные чувства, которые в каждом живут в особой и загадочной форме. Вот об этом наш фильм». Затем слово взял продюсер Виктор Сергеев, который запускал эту картину в производство, еще будучи директором «Ленфильма», и сказал: «Так повелось, что каждая картина, которая делается у нас на студии, становится сложной. Посмотрите этот фильм внимательно». Затем пошла проекция, и публика искренне зааплодировала так редко видимой теперь ленфильмовской марке - «Медному всаднику» в перекрестье двух лучей прожектора. К сожалению, аплодисменты после фильма были скорее данью вежливости.
Фильм Валерия Рыбарева «Прикованный» - это история бывшего офицера, прошедшего Африку и Афган, не вписавшегося в мирную жизнь и потому нашедшего себе пристанище в стороне от людей - на заброшенной спасательной станции на краю не то большого озера, не то залива (съемки велись под Петербургом, в курортном местечке Лисий Нос и городе Шлиссельбург, а также в Белоруссии). Он подрабатывает тем, что на своей машине возит продукты в кафешку Клавы - женщины, которая хотела бы жить вместе с ним. Однако Павел никак не может связать свою жизнь с нею, тем более что помнит свою единственную, но потерянную любовь Лизу. Однажды к Павлу приезжает (каким образом - остается за кадром) молодая девушка Анна со скрипкой: будто бы поступать по конкурсу в оркестр. Постепенно обнаруживается, что Анна - родная душа Павлу, и он готов уже в нее влюбиться. И тут сюжет делает резкий поворот от драмы к мелодраме. «Я твоя дочь», - кричит Анна потрясенному Павлу, а на следующее утро исчезает, оставив ему письмо и ключи от квартиры в Белоруссии, где она живет вместе с матерью - той самой Лизой. Разумеется, Павел едет туда, однако несчастная Лиза, героически воспитавшая дочь одна, вместо того, чтобы броситься на шею любимому и обеспечить себе спокойную старость, отвергает его. В отчаянии Павел приковывает себя наручниками к ограде церкви (это он делал и прежде - правда, когда чуял, что может начать буянить) и произносит монолог о душе и Боге, прося у него - одновременно - смерти и пожить еще. Степень неестественности этой сцены превышает все мыслимые пределы. Отличный актер Владимир Гостюхин не в состоянии справиться с неудобоваримыми, излишне литературными и пафосными словами своей роли - хотя, как известно, он целиком разделяет этот пафос. Актриса Алла Клюка почему-то в каждом эпизоде играет состояние, сугубо противоположное тому, о чем она говорит, из-за чего ощущение лжи усугубляется. Работа высоких ленфильмовских профессионалов - оператора Валерия Мюльгаута, художника Наталии Кочергиной (получившей «Нику» за «Тельца») - не компенсирует надуманности всей конструкции. На состоявшейся после просмотра пресс-конференции продюсер Сергеев признался, что режиссер взял в работу «давно умерший» и давно написанный сценарий Владимира Валуцкого, на который экспертный совет Минкульта дал деньги. На вопрос журналистов, зачем же режиссер начал работать со сценарием, который требовал кардинальной переделки, Валерий Рыбарев ответил вопросом: «А что, мне надо было еще десять лет не снимать?».