Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

МУЗЫКА ТЕРЕЗИНСКИХ УЗНИКОВ ВПЕРВЫЕ ЗАЗВУЧАЛА В РОССИИ

16.04.02 14:13 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
МУЗЫКА ТЕРЕЗИНСКИХ УЗНИКОВ ВПЕРВЫЕ ЗАЗВУЧАЛА В РОССИИ

Первый концерт в рамках музыкально-просветительского проекта «Репрессированная музыка» состоялся в Еврейском культурном центре на Никитской 14 апреля. В программе концерта прозвучали сочинения композиторов-евреев, сосланных во время Второй мировой войны в чешский лагерь Терезин, - Ханса Красы (погиб в лагере смерти Аушвиц), Зикмунда Шуля (умер в гетто от туберкулеза), Эгона Ледеча (погиб в Аушвице), Роберта Даубера (умер в Дахау-Койферинге от тифа). Исполнялись также произведения советских авторов, прошедших через лагеря и подвергавшихся гонениям после освобождения, - Александра Веприка (провел четыре года в лагере), Моисея Вайнберга (год в тюрьме), Александра Мосолова (два года в лагерях), Всеволода Задерацкого (четыре года в ГУЛАГе).
В концерте приняли участие музыканты из израильской Group for New Music - Саида Бар Лев (скрипка), Кармела Лейман (скрипка), Роберт Мозес (альт), Феликс Немировский, художественный руководитель группы Давид Блох (в качестве пианиста), а также российские исполнители - Роман Минц (скрипка), Дмитрий Булгаков (гобой), Ксения Башмет (фортепиано), Александр Кобрин (фортепиано), Юлия Корпачева (сопрано), Борис Андрианов (виолончель). Большое число сочинений, представленных слушателям проекта, исполнялось в России впервые (всего состоялось шесть премьер). Почти все несут на себе печать творческого эксперимента, а одно сочинение - Четыре пьесы для гобоя и фортепиано Александра Мосолова - скорее представляет собой не «репрессированную», а «компромиссную» музыку - в легком жанре, в русле классической тональности и примитивной фактуре. Эти пьесы, написанные Мосоловым уже через несколько лет после его пребывания на Беломорканале, олицетворяют коренное изменение мировоззрения и эстетических взглядов композитора, его отказ от предшествующего радикализма и авангардных принципов.
Еврейская музыка в интерпретации израильских музыкантов звучала так, как и должна, наверное, звучать музыка, создававшаяся ими в вышеозначенных условиях. Играли музыканты самоотверженно, экспрессивно, иногда даже истошно. У россиян же в исполнительском отношении к музыке порой просветительская сторона превалировала над эмоциональной и музыкальной. Наиболее интересными показались Прелюдии для виолончели соло (играл Борис Андрианов), Сюита для скрипки и фортепиано Александра Веприка. Тепло были встречены написанная в духе киномузыки Серенада для скрипки и фортепиано Роберта Даубера и Хасидские танцы Зикмунда Шуля.