Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

24.09.2017
23.09.2017
22.09.2017

В КОНЦЕРТАХ ПРОЕКТА «РЕПРЕССИРОВАННАЯ МУЗЫКА» ПРОЗВУЧИТ МНОГО ШЕДЕВРОВ

11.04.02 16:55 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
В КОНЦЕРТАХ ПРОЕКТА «РЕПРЕССИРОВАННАЯ МУЗЫКА» ПРОЗВУЧИТ МНОГО ШЕДЕВРОВ

Пресс-конференция, посвященная музыкально-просветительскому проекту «Репрессированная музыка» (см. МУЗЫКА от 19.03.02), состоялась в конференц-зале Рахманиновского корпуса Московской консерватории 11 апреля. В ней приняли участие директор Терезинского мемориального проекта, профессор Тель-Авивского университета Давид Блох, эксперт по «Терезинской группе» композиторов, президент российской Ассоциации современной музыки, композитор Виктор Екимовский, художественный руководитель Фонда развития культуры «Возвращение» Роман Минц и президент Фонда Дмитрий Булгаков.
Проект готовился четыре года, в течение которых в библиотеках всего мира Роман Минц искал музыку композиторов из чешского гетто Терезин. Потом начался репетиционный период, решались разного рода организационные и финансовые проблемы. Наконец помощь Российского Еврейского конгресса позволила вывести проект на завершающую стадию. Обращаясь к музыке композиторов «Терезинской группы», организаторы акции решили ограничить количество персоналий и выбрали тех, кто погиб в результате репрессий. Помимо трагической судьбы, этих композиторов объединяет эпоха и отчасти стиль. Материалов, позволяющих основательно изучить творчество терезинских авторов, осталось ничтожно мало, как свидетельствует Давид Блох, занимающийся этими вопросами уже более тридцати лет.
В лагере Терезин было создано около 70 работ, и некоторые из них уцелели благодаря чудесному стечению обстоятельств. В частности, о таких случаях Давид Блох и его коллеги рассказали в ходе научной конференции, которая прошла в конференц-зале РЗК. Профессор из Тель-Авива сказал, что, по его мнению, пребывание в гетто существенно не отразилось на авторском стиле композиторов, которые находили возможность работать во всех жанрах без ограничения, даже писать «легкую» музыку и композиции для кино. Правда, композиторы не упускали возможности выразить в творчестве протест против фашизма, причем нередко таким образом, чтобы смысл музыки или текста был понятен только посвященным и не производил эффекта «красной тряпки» на немецких тюремщиков.
Зашла речь и о российских композиторах, чья музыка будет звучать в концертах проекта «Репрессированная музыка». В их числе - Александр Мосолов, Всеволод Задерацкий, Моисей Вайнберг, Александр Веприк. Как рассказал Виктор Екимовский, долгое время музыка этих авторов оставалась неизвестной слушателю. А в 90-е годы, когда началось возрождение, в первую очередь оно коснулось более известных в начале века композиторов, в число которых, например, Веприк не попал. И незаслуженно, как полагает Роман Минц, составлявший программы концертов проекта. Он сказал, что «удельный вес шедевров в программах проекта очень высок». Чтобы журналисты могли убедиться в художественной ценности вновь открытой музыки, музыканты устроили показательный мини-концерт, в котором прозвучали Серенада для скрипки и фортепиано Роберта Даубера (играли Роман Минц и Давид Блох), Две пьесы для гобоя и фортепиано (Дмитрий Булгаков и Ксения Башмет) и две части из Сюиты для скрипки и фортепиано Александра Мосолова (Роман Минц и Александр Кобрин).
Татьяна Давыдова, InterMedia