Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

24.09.2017
23.09.2017
22.09.2017

СКАЗАНИЕ О МАРИИНСКОМ «КИТЕЖЕ» И МАШИНЕРИИ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

05.03.02 18:35 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
СКАЗАНИЕ О МАРИИНСКОМ «КИТЕЖЕ» И МАШИНЕРИИ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Мариинский театр представил оперу «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н.А.Римского-Корсакова в рамках фестиваля «Золотая маска» в Большом театре 3 марта. Эта работа претендует на премию «Золотая маска» в нескольких номинациях: как лучший оперный спектакль, лучшая работа дирижера в опере (Валерий Гергиев), лучшая работа режиссера в опере (Дмитрий Черняков), лучшая женская роль в опере (Ольга Сергеева - Феврония) и лучшая работа художника в музыкальном театре (Дмитрий Черняков и Глеб Фильштинский).
Премьера спектакля в Петербурге состоялась 20 января прошлого года. В Москве оперу показывали впервые, и главные партии в ней исполнили Ольга Сергеева (Феврония), Юрий Марусин (Гришка Кутерьма), Геннадий Беззубенков (Князь Юрий Всеволодович), Олег Балашов (Княжич), Эдем Умеров (Федор Поярок) и др.
Спектакль представляет собой аллегорическое размышление о судьбах народа и новое слово в режиссуре, в котором философско-религиозный аспект, заложенный либреттистом и композитором, «вписан» в историю России от язычества до наших дней. Например, нашедшие приют у Февронии дикие звери выведены на сцену в обличии современных бомжей, ярмарочная сцена в начале второго акта трансформирована в привокзальную, а сам российский люд на протяжении действа фигурирует в костюмах, соответствующих самым разным историческим эпохам и слоям населения. Враги отечества - татары - наиболее конкретны из всех героев, их одеяния даже подчеркивают некую национальную принадлежность. Интересно, что передвигаться татарам по сцене режиссер завещал преимущественно ползунковым образом, как будто полагая, что «рожденный ползать» - это именно враждебный России субъект. Порадовали зрителя и «спецэффектами», особенного внимания удостоились железные квази-апокалиптические кони татарских ханов. В итоге априорная аллегоричность оперы, благодаря современному взгляду режиссера и художника, возводится в степень, а философия получает более актуальное для нынешнего дня звучание.
К сожалению, в демонстрации спектакля не обошлось без накладок. Из-за внезапного недомогания Юрия Марусина заканчивать оперу пришлось тенору Василию Горшкову. В довершение всех бед в финале отказался подчиняться один из промежуточных занавесов Большого театра, а сражение работников сцены с машинерией ГАБТа, увы, на приличное время отвлекло аудиторию от героев Римского-Корсакова и свело на «нет» запланированные создателями спектакля переживания публики.
Татьяна Давыдова, InterMedia