Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

ЗРИТЕЛИ СОЧУВСТВОВАЛИ СОПЕРНИЦЕ АДРИЕННЫ ЛЕКУВРЕР

19.02.02 17:55 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЗРИТЕЛИ СОЧУВСТВОВАЛИ СОПЕРНИЦЕ АДРИЕННЫ ЛЕКУВРЕР

Премьера оперы «Адриенна Лекуврер» Франческо Чилеа проходит в Большом театре 17-19 февраля. Во втором спектакле, поставленном в театре La Scala и перенесенном на сцену ГАБТа, приняли участие только российские исполнители - сопрано Маквала Касрашвили (Адриенна), тенор Всеволод Гривнов (Морис), бас Игорь Матюхин (принц Буйонский), меццо-сопрано Татьяна Ерастова (принцесса Буйонская), баритон Юрий Веденеев (Мишоне), тенор Владимир Кудряшов (аббат Шазейль) и др. Кроме солистов оперы ГАБТа, в спектакле выступили артисты балетной труппы и Детского хора Большого театра.
Опера исполнялась на итальянском языке, что помогало сохранить единство произведения, впитавшего в себя черты разных стилей. «Адриенна» была написана итальянским композитором в начале ХХ века по пьесе французских драматургов середины XIX века, реальные же события, развертывающиеся в драме, происходили еще раньше - в начале XVIII века.
Постановка не претендовала на новаторство или оригинальность. Пышность, продиктованная драматургией масштабной четырехактной оперы со вставным балетом, как обычно, стала причиной неестественности и чрезвычайной условности всего, что происходило на сцене. Этот эффект усилила ситуация «театра в театре», которую создали постановщики, используя замысловатую систему зеркал, отражающих актеров и огни рампы.
Впрочем, сюжет оперы располагал к утрированной театрализации: возвышенные монологи, цитаты из классикой французской драмы, а также поведение шаблонных героев, обуреваемых безумными страстями. Музыка Чилеа, в которой еще слышны отголоски бельканто, в помпезности не уступала либретто. Арии и дуэты главных героев (являющиеся «лакомым куском» для любого вокалиста) поражали публику хрупким лиризмом, но никак не придавали динамизма происходящему на сцене.
Несмотря на то, что «Адриенна» принадлежит к образцам веризма (направления, возникшего вслед за романтической оперой), ее главные герои выписаны в лучших традициях опер Шарля Гуно, Джакомо Мейербера и ранних опер Верди. Тем не менее, Татьяне Ерастовой и Юрию Веденееву удалось создать образы, выходящие за рамки представлений о «коварной интриганке меццо-сопрано» и «благородном страдающем баритоне». Интересно то, что бархатный тембр голоса Ерастовой позволил ей озвучить свою партию так, что зрители невольно сочувствовали отрицательной героине, и, напротив, довольно холодно отнеслись к исполнительнице главной роли.
Наталья Светлакова, InterMedia