Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

«СВИНЦОВОЕ ЭХО» ДЕСЯТНИКОВА ПРОБРАЛО СЛУШАТЕЛЕЙ ДО КОСТЕЙ

11.01.02 18:15 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
«СВИНЦОВОЕ ЭХО» ДЕСЯТНИКОВА ПРОБРАЛО СЛУШАТЕЛЕЙ ДО КОСТЕЙ

Третий концерт в рамках V фестиваля камерной музыки «Возвращение» состоялся в Рахманиновском зале консерватории 10 января. Вечер носил название «Меланхолия» и включал произведения, общее настроение которых премного удручало. Некоторые из них создавались в тяжелые для композиторов времена - например, после перенесенного инфаркта, - такие, как Семь романсов Дмитрия Шостаковича на стихи Александра Блока (солировала сопрано Юлия Корпачева) или Трио для скрипки, альта и виолончели Арнольда Шенберга. Адажио для кларнета, скрипки и фортепиано Альбана Берга (играли Игорь Федоров, Борис Бровцын и Сергей Кудряков) оказалось тоскливым по жанровой необходимости (это переложение медленной части Камерного концерта 1925 года). К сожалению, некоторым исполнителям, к примеру, пианисту Якову Кацнельсону в исполнении Ноктюрнов Фридерика Шопена удалось усугубить и без того тоскливый дух звучащей музыки чрезвычайно скучной и лапидарной трактовкой, омраченной к тому же и грязной педалью. Исполнители Трио Шенберга Роман Минц (скрипка), Илья Гофман (альт) и Татьяна Васильева (виолончель), напротив, сумели полностью донести до слушателя весьма непростую для восприятия музыку, сделав ее яркой и преодолев заложенную в ней ипохондрию. Существенно украсили и оживили концерт две пьесы Джона Дауленда и Луиса Милана, написанные для экзотического и редко звучащего теперь инструмента - лютни (исполнитель - Дмитрий Илларионов).
«Гвоздевым» номером программы стало сочинение Леонида Десятникова «Свинцовое эхо» для контратенора (Дмитрий Попов) и ансамбля солистов на стихи Джеральда Мэнли Хопкинса. Ансамбль солистов, которому поручается сопровождение певца, разделен на два различных состава. Основной состав - струнный (скрипка, альт, две виолончели и контрабас) - звучал на протяжении всего произведения, и только в кульминационной, финальной части произведения к общему звучанию подключилась «группа поддержки», размещенная слева на балконе зала, как на хорах храма. Вступление второго состава исполнителей оправдано текстом (в нем повествуется об утраченной красоте и приходе смерти), в котором звучит призыв: «Начните же, начните скорби вой». Вой скорби олицетворяют таким образом ни много ни мало три тромбона, литавра и сопрано. Именно с этого момента музыка, до того достаточно монотонная и однородная, ввергла аудиторию в неописуемый, чуть ли не физически ощущаемый ужас. И после «изживалось» долго резонирующее «свинцовое эхо» слова «отчаяние», а вой стихал до полной тишины, в которой буквально все собравшиеся расслышали чей-то шепот: «Браво!».