Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

ЖАК ЛУСЬЕ ДОПОЛНИЛ БАХА СОБСТВЕННЫМИ ИМПРОВИЗАЦИЯМИ

21.10.01 09:23 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЖАК ЛУСЬЕ ДОПОЛНИЛ БАХА СОБСТВЕННЫМИ ИМПРОВИЗАЦИЯМИ

Выступление трио Жака Лусье Play Bach состоялось в рамках проекта «Музыкальный Олимп» в Большом зале консерватории 20 октября. Как только музыканты появились на сцене, ярко освещенной софитами, публика взорвалась аплодисментами. Перед аудиторией предстали пианист Жак Лусье, контрабасист Бенуа Дюнойе де Сегонзак и перкуссионист Андре Арпино. По своему составу ансамбль напомнил The Chick Corea New Trio, выступавшее перед московской публикой в БЗК в апреле. Так же, как и звезда американского джаза, французский пианист обошелся без переводчика. В процессе выступления музыкант сам объявлял и комментировал исполняемые произведения на французском и английском языках. На этом сходство заканчивалось - в отличие от Чика Кориа, Жак Лусье представил московской публике не собственные сочинения, а новые версии популярной классики.
Первая серия концертов проекта, которую и открыл коллектив г-на Лусье, проходила под девизом «Изысканный китч». Вероятно, программа вечера, состоящая из джазовых обработок композиторов-академистов, и должна была отражать это название. Среди исполненных трио произведений были сочинения Антонио Вивальди, Клода Дебюсси, Эрика Сати, Мориса Равеля и И.С.Баха, которому музыканты явно отдают предпочтение. Джазовая интерпретация баховской музыки заключалась в основном в работе с ритмикой. Увеличив количество синкоп и свингуя почти на каждой доле, Жак Лусье и Бенуа Дюнойе добились того, что Ре мажорная фуга из I тома ХТК, Си-бемоль мажорный гавот и до минорная пастораль вообще перестали ассоциироваться с барочной музыкой, и среди обилия пышных блюзовых гармоний с трудом различались остатки баховских тем. Одно из самых известных сочинений Баха - Токката и фуга ре минор - больше соответствовало оригиналу, хотя свою семантическую значимость утратило полностью. Таким же образом прозвучало «Лето» из «Времен года» Вивальди, тема которого превратилась в некое подобие джазового стандарта. Наибольший восторг у аудитории вызвало соло на контрабасе, где Дюнойе продемонстрировал не только свою виртуозную технику, но еще и звукоизобразительные возможности инструмента.
Работа музыкантов с сочинениями импрессионистов несколько отличалась от экспериментов с опусами композиторов эпохи барокко. Поскольку Дебюсси и Равель сами в своей музыке использовали джазовые ритмы и интонации, переработать гармоническую структуру их сочинений оказалось практически невозможным. «Арабеска» и «Остров радости» Дебюсси были исполнены с небольшими импровизационными вставками, которые, однако, не сильно изменили структуру произведения. Напротив, равелевское «Болеро» утратило свою целостность и органичность, что и понятно, так как исполнить девять тембровых вариаций, имея в распоряжении всего три инструмента, невозможно. Композиция в интерпретации трио получилась короче оригинала, с драйвовыми импровизациями контрабаса и виртуозными брейками ударных. Под конец вечера ансамбль решил вернуться к старинной музыке и закончил свое выступление джазово-барочной композицией, которая прозвучала под громкие крики «браво!» и визг слушателей.
Наталья Светлакова, InterMedia