Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

ВЛАДИМИР СПИВАКОВ НЕ ТОЛЬКО ПРИГЛАШАЕТ, НО И УЧАСТВУЕТ

30.09.01 15:04 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ВЛАДИМИР СПИВАКОВ НЕ ТОЛЬКО ПРИГЛАШАЕТ, НО И УЧАСТВУЕТ

Концерт Владимира Спивакова и камерного оркестра «Виртуозы Москвы» состоялся в рамках фестиваля «Владимир Спиваков приглашает» в Большом зале консерватории 27 сентября. За 15 минут до начала вестибюль БЗК был переполнен, а к началу концерта зрители в зале не только сидели, но и стояли. Вечер открылся Концертом для гобоя и скрипки с оркестром И.С.Баха, сольные партии которого исполнили Владимир Спиваков (скрипка) и Алексей Уткин (гобой). Первая и вторая части прозвучали несколько тяжеловесно даже для аутентичной интерпретации. К тому же Михаил Уткин не часто баловал слушателей красотой динамических контрастов в верхнем и среднем регистрах. Финал, напротив, оказался более рельефным, и при этом баланс оркестровых и сольных партий был точно соблюден.
Далее в противовес лирико-драматическому Концерту Баха прозвучала экстатическая поэма для струнного оркестра «Просветленная ночь» Арнольда Шенберга. Раннее сочинение представителя нововенской школы, близкое по стилю к позднеромантическим опусам Густава Малера, потребовало от музыкантов большого напряжения. Впрочем, под руководством маэстро Спивакова оркестранты справились с вязкой фактурой этого произведения.
Во втором отделении слушателям была представлена композиция по мотивам новеллы «Воскресение» Стефана Цвейга с музыкой Георга Фридриха Генделя. За основу композиции Владимир Спиваков взял музыку оратории Г.Ф.Генделя «Мессия». Такой выбор оказался вполне оправданным, поскольку по сюжету новеллы создание «Мессии» является ключевым событием в жизни композитора. Литературные фрагменты, прочитанные Олегом Табаковым, перемежались с избранными номерами оратории. Часто музыка становилась непосредственной иллюстрацией к тексту: хор Amen, речитатив баса «Послушайте, я расскажу вам тайну» (в исполнении Дмитрия Белозерского). Но иногда музыкальные номера подбирались по ассоциативному принципу. По возможности драматургическая стройность оратории не нарушалась, и финалом литературно-музыкальной композиции стал известный хор «Аллилуйя».