Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

ВЛАДИМИР СПИВАКОВ ПОСВЯТИЛ КОНЦЕРТ ТВОРЧЕСТВУ ШОСТАКОВИЧА

26.09.01 18:10 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ВЛАДИМИР СПИВАКОВ ПОСВЯТИЛ КОНЦЕРТ ТВОРЧЕСТВУ ШОСТАКОВИЧА

Открытие фестиваля «Владимир Спиваков приглашает...» прошло в Большом зале Консерватории 25 сентября. Программа, приуроченная к 95-летию со дня рождения Дмитрия Шостаковича, состояла из сочинений советского композитора, которые прозвучали в исполнении РНО п/у Владимира Спивакова. Концерт открылся Сюитой для джаз-оркестра №2, которая ознаменовала начало торжества. Яркое, энергичное произведение, в общем-то далекое по стилю от джаза, было сыграно симфоническим оркестром на едином дыхании. Несмотря на то, что части сюиты достаточно близки по характеру, дирижеру удалось найти в каждой из них интересное динамическое или тембровое решение. Особенно эффектно выглядела духовая группа, насыщенные партии которой придавали оркестровому тутти плотность и мощь.
Контрастом к джаз-сюите стал вокальный цикл «Из еврейской народной поэзии» для сопрано, контральто и тенора, написанный Шостаковичем на подлинные фольклорные тексты. Трагическая музыка первой части в исполнении Яны Иваниловой (сопрано) и Елены Новак (контральто) сразу же настроила слушателей на другой лад. После бурной сюиты, в которой форте было значительно больше, чем пиано, скромная оркестровка песен и тихие голоса вокалисток заставили слушателей ловить каждую ноту. Женский дуэт отличался удивительной слаженностью как в номерах-песнях, так и в музыкальных монологах. Светлый тембр голоса Яны Иваниловой хорошо сочетался с мощным тенором Михаила Губского. Все номера отличались теплотой и душевностью, даже последняя (11-я) песня-китч звучала мягко и лирично.
Второе отделение концерта было целиком посвящено Симфонии №5. Драматическое произведение Шостаковича прозвучало достаточно цельно. Сдержанная патетика первой части раскрылась бурей эмоций во второй. В стремительном калейдоскопе вихрем проносящихся тем не был смазан ни один пассаж. Третья часть не отличалась такой строгостью и изяществом нюансировки, как вторая, но при этом выглядела весьма достойно. Точность оркестрового баланса стала основой финала, интерпретированного как трагедия. Звуковой провал перед кодой и последовавшее за ним громоподобное тутти завершили трагическую картину.
Наталья Трушина, InterMedia