Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

«ИГРОК» ОБОШЕЛСЯ БЕЗ РУЛЕТКИ

07.06.01 14:25 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
«ИГРОК» ОБОШЕЛСЯ БЕЗ РУЛЕТКИ

Мировая премьера первой редакции оперы «Игрок» Сергея Прокофьева состоялась в Большом театре 5 и 6 июня. В этой редакции опера не ставилась нигде и никогда, но доподлинно известно, что сам композитор несколько раз сожалел об этом. Идея обращения к первоначальной версии принадлежит Геннадию Рождественскому - музыкальному руководителю и дирижеру-постановщику ГАБТа. Осуществить план помогли режиссер-постановщик музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Александр Титель и художник-постановщик Давид Боровский. Написанная по роману Федора Достоевского, опера переполнена мрачными красками. Выполненные под дерево темные декорации представляют собой несколько блоков, движущихся по трем кругам. С первых же минут после начала спектакля сцена преображается: блоки приходят в движение, появляются главные действующие лица - Алексей (Михаил Урусов), Полина (Ольга Гурякова), Генерал (Леонид Зимненко), мадемуазель Бланш (Евгения Сегенюк), Маркиз (Павел Кудрявченко). Затем путем хитрых перестановок открывается комната Алексея с кроватью в центре, вокруг которой и разворачивается действие. Интересно решена сцена в игорном доме: нет привычного интерьера и игорных столов, однако перемещающиеся блоки создают ощущение крутящейся рулетки и бешеного азарта. Достаточно короткая по времени сцена все время держит слушателя в напряжении, которое усилено еще и тем, что при совпадении проемов в трех блоках видна комната Алексея, где находится Полина. При этом Полина становится действующим персонажем, поскольку она выражает обуревающие ее чувства в пантомиме.
Истеричная героиня Ольги Гуряковой в первом диалоге с Алексеем определила настрой оперы. Полусумасшедший Алексей, жадный Маркиз, отчаявшаяся Бабуленька (Галина Борисова) вполне дополняли тягостную картину жизни, в которой все зависит от случая.
Несмотря на полуречитативный материал оперы, певцы смогли продемонстрировать великолепное владение голосом. Наиболее сложные в вокальном отношении фрагменты неизменно встречались бурными аплодисментами публики. Можно отметить и четкую дикцию, с которой актеры пропевали свои партии. Но этот аспект не имел особого значения для слушателей, большинство из которых были иностранными гражданами.