Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

СОБАКА БАСКЕРВИЛЕЙ ИЛИ НЕЧТО ДРУГОЕ?

22.03.01 20:23 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
СОБАКА БАСКЕРВИЛЕЙ ИЛИ НЕЧТО ДРУГОЕ?

Премьера исторического триллера «Братство волка» (Le Pacte des Loups, Франция, 2000, режиссер - Кристоф Ган, в ролях - Самуэль Ле Бьян, Марк Дакаскос) состоялась 21 марта в кинотеатре «Прага».
1766 год. Где-то в лесах на юге Франции появился неизвестный зверь, нападающий на женщин и детей. Число его жертв постоянно растет. По заданию короля в проклятую местность прибывает молодой ученый Грегор де Форсак (Самуэль Ле Блан) со своим кровным братом, канадским индейцем Мани (Марк Дакаскос). Оказать помощь в поимке чудовища вызывается местный дворянин Маркус Томас Д’ Апшер. В ходе поисков зверя де Форсак приходит к выводу, что в смерти людей повинен не обычный волк, а некое дрессированное животное, хозяином которого является один из местных жителей. В конце концов Грегору ценой жизни Мани удается убить чудовище и раскрыть заговор, участниками которого являлись чуть ли не все представители местной аристократии. Коктейль из сюжетов о Шерлоке Холмсе, из «Сонной лощины» (Sleepy Hollow, США, 2000, режиссер - Тим Бартон), «Матрицы» (The Matrix, США, 1999, режиссеры - Энди и Ларри Вачовски) и даже «Хищника» (Predator, США, 1987, режиссер - Джон МакТирнан), длительность которого составляет два с половиной часа, несмотря на участие плачущего убийцы Марка Дакаскоса, почти совершенно лишен динамики. Прекрасная операторская работа (Дэн Лаустсен) и роскошные костюмы (Доминик Горг) не способны подавить зевоту, набегающую в ходе просмотра одного из французских хитов прошлого года. Ощущение путаницы, как от совместного письма родителям дяди Федора, кота Матроскина и Шарика. Наверное, именно таким образом писали свой труд сценаристы Стефан Кабел и Кристоф Ган. Очень трудно уяснить, с какой же целью и по чьему указу таинственный африканский зверь грыз детей и женщин. И почему все воспоминания о страшных событиях проходят под крики «Да здравствует революция!».
Что французу хорошо, то русскому - смерть.